среда, 22 марта 2017 г.

Лукашенко потребовал изобрести новый источник энергии

Это не голословные слова Президента Беларуси А. Г. Лукашенко. В свое время в Беларуси была сосредоточена лучшая в мире школа ученых в области холодного ядерного синтеза, которая была разогнана как лженаучное направление. Я писал об том:

«Беларусь упустила шанс в развитии квантовой энергетики ввиду ошибки экспертов НАНБ»

Теперь надо восстанавливать то, что было уничтожено, и надо готовить новые молодые кадры. На то уйдет несколько лет. Реализация проекта по холодному ядерному синтезу дело дорогостоящее, а у Беларуси нет инвестиционных ресурсов. Даже если затянуть пояса, то новые источники энергии появятся в Беларуси лет через 8…10. У Лукашенко нет столько времени.
Интересно, что свое заявление Александр Лукашенко сделал через две недели после моей публикации:
«У России был шанс вместе с белорусами слетать на Марс в 2010 году»

Это тот случай, как некомпетентные эксперты НАНБ могут подставить президента страны и поставить ее экономику на грань выживания. С высокими энергетическими технологиями и новыми фундаментальными открытиями шутки плохи.

вторник, 7 марта 2017 г.

У России был шанс вместе с белорусами слетать на Марс в 2010 году


Владимир Леонов
лауреат премии Правительства России, автор теории Суперобъединения,
научный руководитель и главный конструктор ГК «Квантон»
          Сейчас, когда в России набирает процесс становления государственности и сплочение нации вокруг ее Президента Владимира Путина, основным дестабилизирующим фактором является бедность и коррупция. Это конечно не та бедность, когда поесть нечего, и народ имеет дома, квартиры, машины, но не имеет стабильной работы, особенно в регионах. В отличие от СССР, когда на каждом углу висели объявления, что требуются такие-то и такие-то специалисты, то сейчас этого нет.
          Поэтому речь идет о возрождении отечественной промышленности, но только на базе высоких технологий мирового уровня и превышающих его. Без этого предоставить высокооплачиваемую и высококвалифицированную работу будет просто некому, особенно в производственном секторе для инженера, конструктора, слесаря, токаря, сварщика и многих других специальностей технического профиля. А ведь хочется строить и производить свои русские самолеты, лучшие автомобили, новые космические корабли, компьютеры, телевизоры, но взамен, мы не производим даже утюгов и другой бытовой техники, которую покупаем у Китая, оплачивая тем самым у них рабочие места.
          Возьмем, например, меня лично. Я специалист высшей квалификации, инженер, конструктор, ученый, кандидат технических наук, физик-теоретик, автор фундаментальной теории Суперобъединения, автор фундаментальных открытий кванта-пространства-времени (квантона) и пятой фундаментальной силы (Суперсилы) – сверхсильного электромагнитного взаимодействия (СЭВ) и десятков патентов в области новых космических и энергетических технологий, определяющих развитие науки и производства в 21 веке.
Читайте мой блог и сайт компании «Квантон»:
          Так вот, за 20 прошедших лет, я работал только в компаниях, учрежденных с моим участием, или по контракту. И я не получил ни одного предложения от российских компаний с приглашением на работу, за исключением предложений от зарубежных компаний, поскольку мои книги на английском языке по квантовой энергетике и теории Суперобъединения продаются в десятках стран мира, и меня там знают. У меня было только одно условие – инвестиции в Россию, но усиление нашей страны западу не надо. Однако сейчас ситуация меняется к лучшему, и отношение к нам и нашей науке меняется в корне. И только по той причине, что там ничего подобного не создано. В мире уважают только силу. Читайте: Владимир Леонов «Российская фундаментальная наука вышла в мировые лидеры, 2013».
          К сожалению, десятки тысяч специалистов высшей квалификации покинуло страну и работает на усиление технологической (и военной) мощи наших потенциальных «партнеров». Некоторым удалось даже пробиться в лидеры. Так, бывшие наши кандидаты наук Андрей Гейм и Константин Новоселов стали в Англии нобелевскими лауреатами по физике за 2010 год. Академик РАН Роальд Сагдеев, бывший директор ИКИ, был ведущим советником NASA в США. Парадоксально, но мне приходится сталкиваться с тем фактом, что именно наши специалисты там «за бугром» выдвигают первоклассные идеи, но часто сталкиваются с той же бюрократической машиной, которая не дает ходу их идеям, если они опережают свое время.
          Меня часто спрашивают о причинах, по которым я не уехал работать на Запад. Ведь пик моей активной научной деятельности пришелся на конец 20-го и начало 21-го века, когда в стране шел полным ходом развал отечественной науки. Да, заниматься тогда прикладными разработками не было возможности. И я полностью сосредоточился на теоретических исследованиях, связанных со структурой вакуума и природой электромагнитных волн в вакууме, поскольку теоретическая работа не требовала больших средств. И в этой работе меня поддержал член-корреспондент РАН Николай Степанович Лидоренко, за что я ему искренне благодарен на всю оставшуюся жизнь.
          Справка: Лидоренко Николай Степанович (1916 – 2009), член-корреспондент РАН, доктор технических наук, профессор, генеральный директор НПО «Квант» и НИИ источников тока (ВНИИТ), входил в состав Главных Конструкторов «королёвского» призыва, основоположник космической энергетики, Герой Социалистического Труда (1971), лауреат Ленинской премии (1960) и 2-х Государственных премий СССР, многих правительственных наград. Участвовал в запуске первого спутника Земли (1957) и первого космонавта Юрия Гагарина (1961).
          Николай Степанович не особенно жаловал теоретиков, предпочитая получать научные результаты из эксперимента, методикой которого он владел в совершенстве благодаря колоссальной инженерной интуиции и большому опыту. Тем не менее, на совещании главных конструкторов (я тогда подрабатывал по контракту в одной из структур МО), где-то в конце 1997 – начале 2008 года, после доклада генерального конструктора и директора «Экип» Льва Щукина, Лидоренко сам подошел ко мне с моей новой книгой в руках «Теория упругой квантованной среды. Часть 2. Новые источники энергии. Минск, 1997», и предложил мне поехать к нему на работу. Мою книгу передал ему мой знакомый профессор Виктор Александрович Исаев, заслуженный испытатель космической техники, член Российской академии космонавтики им. Э.К. Циолковского, и он же познакомил меня с Николаем Степановичем.
          К тому времени Лидоренко уже был на пенсии, но оставался советником в НПО «Квант», учредив ассоциацию «Элквант». Ему оставили кабинет во ВНИИТ на 3-й Мытищинской, что рядом с м. Алексеевская в Москве. На стенах висели совместные фотографии первых космонавтов, Сергея Павловича Королева и других известных ученых. Встретили нас помощник Касимов Орест Гусейнович и профессор Чувпило Альберт Владимирович. Попили чаю. И Николай Степанович попросил меня рассказать о теории упругой квантованной среды (УКС) и ее практическом применении в энергетике и космонавтике. Схватывал идеи со слов он очень быстро, налету, и сразу же проникся доверием ко мне. Потом я стал к нему навещаться очень часто, и я в его лице получил соратника и единомышленника.
          Во время одной из встреч он посетовал, что НПО «Квант», созданию которого он отдал жизнь, по сути дела развален его приемником Ю. В. Скоковым, но у него есть надежда на Беларусь, где науку еще поддерживают. В то время я имел небольшой бизнес с Беларусью, организовав поставки мебели в Москву. Это давало средства, чтобы одновременно заниматься наукой и публиковать книги. В 1996 году я получил премию Правительства России в области науки техники еще за разработку и освоение производства диэлектрических сепараторов (Постановление Правительства РФ от 16.01.1996 N 45, нагрудный знак № 00371). Это была тема моей диссертации в аспирантуре. Получение правительственной премии давало мне определенный научный престиж.
          В основе работы диэлектрических сепараторов лежит система знакопеременных неоднородных электромагнитных полей высокой напряженности (бифилярная обмотка), обладающая свойством притягивать к себе частицы, как магнитные, так и не магнитные, подобно действию гравитации. Этот эффект был предсказан мною в 1976 году, а затем подтвержден экспериментально и внедрен на практике. Мною была создана теория знакопеременных полей, опубликованная в моей закрытой диссертации и научных журналах, а затем на базе этих полей создана теория УКС и теория Суперобъединения.
          Знакопеременные поля – это короткодействующие поля, которые определяют структуру квантованного пространства-времени (космического вакуума) и действуют между знакопеременными оболочками нуклонов в атомном ядре, являясь основой теорией Суперобъединения. Так, что формально создание мною теории Суперобъединения уже оценено правительственной наградой. Это объясняет, почему именно ученый Леонов, не принадлежащий ни к одной из физических школ, создал фундаментальную теорию Суперобъединения. Так было предопределено судьбой.
          В Минске меня приняли в члены Международной академии экологии (МАЭ), в которой я организовал отдел «Новой энергетики» и «Энергетический клуб» при активном содействии Вице-президента МАЭ, доктора технических наук, профессора Михаила Доминиковича Тявловского. Ученым секретарем была кандидат химических наук Светлана Георгиевна Терешкова, автор открытия циклических окислительно-восстановительных реакций при горении. Символично, что мы подписывали документы звездными фамилиями Леонов и Терешкова. Кстати, потом мне посчастливилось познакомиться лично с космонавтом Алексеем Архиповичем Леоновым.
          На семинарах «Энергетического клуба» мы обсуждали проблемы холодного ядерного синтеза и новых антигравитационных двигателей, наивно надеясь, что уже к 2010 году Россия и Беларусь смогут создать космический корабль нового поколения с антигравитационным квантовым двигателем для полета на Марс за 42 часа. Читайте: «Марсианский экспресс Владимира Леонова» http://leonovpublitzistika.blogspot.ru/2011/09/blog-post_462.html.
          Отрадно, что в то время в Минске была сосредоточена вся наука, касающаяся разработок в области холодного ядреного синтеза. В Белорусском государственной университете (БГУ) активно работала лаборатория холодного ядерного синтеза под руководством физико-химика кандидата химических наук Филимонова Вениамина Алексеевича. В 1994 году был проведен Международный симпозиум «Холодный Ядерный Синтез и новые источники энергии» (Минск, Беларусь, 24-26 мая 1994), http://fire-ball-2007.narod.ru/cntbl/cold.trans.htm.
          В Минске тогда работал выдающийся ученый, автор фундаментального открытия «Сверхглубокого проникновения» тонкодисперсных частиц в твердые мишени (преграды) с аномальным выделением колоссальной энергии доктор технических наук, профессор Ушеренко Сергей Миронович. Объяснить аномальное выделение значительной энергии в эффекте Ушеренко можно было только реакциями холодного синтеза. Читайте: Леонов В.С. Холодный синтез в эффекте Ушеренко и его применение в энергетике. – М.: Агроконсалт, 2001.
          В 1995 году минский инженер Радыно Леонард Адамович, руководитель фирмы «Юрле», поставил на серийное производство кавитационные теплогенераторы мощностью 10 кВт и выше. Государственные испытания, проводимые ИТМО им Лыкова (г. Минск) показали эффективную работу данных аппаратов на уровне 10%. Это далеко от тех 200…700%, о которых заявляли другие разработчики. Вначале 2000-х академиком РАН Робертом Нигматулиным совместно с американцами удалость запустить в режиме кавитации термоядерную реакцию на настольном контейнере, заполненном «тяжелым» ацетоном СЗД6О (С - углерод, Д - дейтерий, О - кислород). Результаты опубликованы в самом престижном научном журнале «Science» в 2002 году:
R. Taleyarkhan, R., West, C., Cho, J.S., Lahey (Jr.) R.T., Nigmatulin, R.I., Block, R., Evidence for nuclear emissions during acoustic cavitation, Science, Vol. 295, pp. 1868-1873, 8 March 2002.
          Сегодня это направление активно развивается в США, Японии, Европе. Однако кавитационный нагрев пока не столь эффективен. Мои исследования кавитационного нагрева в сопле Лаваля жидкости (вода, тосол, масло) с перепадом давления до 50 атмосфер в 2015 году, показали, что основным фактором нагрева является трение жидкости в насосе высокого давления до 250 атмосфер, которое не ведет к избытку энергии, по сравнению с плазмой. Само же сопло Лаваля не дает заметного плазменного факела при указанных давлениях. Чтобы эффективно заставить кавитацию работать должны быть более высокие давления и перепады давлений в десятки тысяч атмосфер. Но это очень дорогие эксперименты.
          Однако получить ударную плазму можно другими техническими средствами, а это должна быть электрон-позитронная плазма в жидкой среде. В этом случае мы уже стабильно с 2007 года получаем положительный выход тепловой энергии в 200% и более. Первые опыты с ударной плазмой были поставлены мною еще в 1986 году при расслоении торфа в воде. Однако тогда, не имея аналитического аппарата теории Суперобъединения, аномальный избыток тепловой энергии я объяснял химическими процессами с водными частицами торфа.
          Но основным возмутителем спокойствия в научной среде Минска был член-корреспондент Национальной академии наук Беларуси (НАНБ), доктор технических наук, профессор Вейник Альберт Иозефович, крупный специалист с мировым именем в области термодинамики литья. Автор 23 монографий, из которых 5 переизданы в Англии, Израиле, Китае, США, Японии.
          Однако, его книга "Термодинамика реальных процессов", Минск: "Навука i тэхнiка", 1991, не вписывалась в каноны академической науки, подвергаясь резкой критике. Тем не менее, я всегда выступал в защиту профессора Вейника, несмотря на то, что его теоретическая концепция «Термодинамики…» никак не совпадала в основе с моей теорией Суперобъединения. Но если разбираться объективно, то профессор Вейник затрагивал те вопросы естествознания, на которые, на тот момент, академическая наука не знала ответа до создания мною теории Суперобъединения.
          У меня нет возможности подробно анализировать «Термодинамику…» Вейника. Остановлюсь только на проблеме хрональных полей Вейника, как предтечи частицы времени. Профессор Вейник был убежден, что существует частица переносчик времени – хронон. Чтобы доказать реалии хронона он ставил оригинальные опыты, воздействуя различными полями на частоту электрически экранированной кварцевой пластинки, и по нарушению ее резонансной частоты, пытался фиксировать потоки хрононов. Это не согласовывалось с теорией Суперобъединения, в которой частица времени квантон неотделима от четырехмерного пространства-времени и привязана к нему, являясь одновременно носителем электромагнетизма и гравитации.
          Изменить частоту колебаний электрически экранированной кварцевой пластинки могла только гравитация (гравитационные волны). По этому поводу я написал брошюру «Открытие гравитационных волн профессором Вейником» (2001), еще задолго до официального открытия гравитационных волн американцами (2016). К сожалению, в ноябре 1996 года профессор Вейник трагически погиб в Минске. Время все расставит по своим местам. Сейчас я готовлю эксперимент по определению скорости гравитационного возмущения (волн), которая до сих пор не измерена.
          Естественно, я признателен беларусам (их грамматика), которые активно участвовали под моим руководством в работе «Энергетического клуба» МАЭ в Минске в 1997-2001 годах. Это: профессор, д.ф-м.н. Гречихин Леонид Иванович, к.х.н. Филимонов Вениамин Алексеевич, к.х.н. Терешкова Светлана Георгиевна (ученый секретарь), к.ф-м.н Дмитриев Сергей Михайлович, к.ф-м.н Прохоров Игорь Александрович, капитан запаса 2-го ранга Сидоренко Юрий Петрович, инженер Михновец Анатолий Адамович, инженер Кашкан Леонид Михайлович, главный редактор ежемесячника «Чистый мир» Екшибаров Владислав Анатольевич и многие другие. Именно в «Чистом мире» мною были опубликованы первые научно-популярные статьи по теории УКС и теории Суперобъединения http://leonovpublitzistika.blogspot.ru/2015/11/blog-post.html.
          Казалось бы, в Минске была подготовлена почва для реализации новых энергетических и космических технологий (Квантовой энергетики). К тому же, в Минске работал мной земляк из Брянска член-корреспондент НАНБ, доктор технических наук, профессор Дорожкин Нил Николаевич (1927-2007), который полностью меня поддерживал в моих научных изысканиях по новой физике. Он познакомил меня со своим другом академиком-секретарем Отделения физико-технических наук НАНБ академиком Анисовичем Геннадием Анатольевичем (1932-2003), учеником Вейника. Ему импонировала моя работа, и он мог часами в своем кабинете рассуждать со мной о проблемах мироздания и практическом применении новой физики.
          В 1998 году по поручению Н.С. Лидоренко, я попросил академика Г.А. Анисовича переговорить с Вице-президентом НАНБ, академиком Витязем Пётром Александровичем о встрече с Н.С. Лидоренко. Добро было получено и начались регулярные приезды Н.С. Лидоренко в Минск, иногда с целой группой видных российских ученых оборонщиков. Цель была одна – развитие новых энергетических и космических технологий в рамках союзных программ Беларусь-Россия.
          Необходимо отметить о непререкаемом авторитете Н.С. Лидоренко среди белорусских ученых. И консенсус был достигнут. В октябре 1999 года Президентом Национальной академии наук Беларуси А.П. Войтовичем и Председателем Государственного комитета по науке и технологиям Республики Беларусь В.А. Гойсенком был утвержден секретный Протокол «Совещания в отделении НАН Беларуси по вопросу практического использования принципиально новых технологий производства, передачи и преобразования энергии, разработанных ассоциацией «Элквант» (г. Москва) в соответствии с поручением №35/810-117 ДСП от 06.08.99 Премьер-Министра Республики Беларусь С.С. Линга. Протоком был подписан также мною как главным конструктором «Элквант». Сейчас этот Протокол впервые мною опубликован в Приложении к данной статье спустя 18 лет после его утверждения.
          Казалось бы, успех нашим начинаниям был гарантирован, но не тут-то было. Заручиться поддержкой в Москве нам не удалось. Для выполнения Протокола с нашей стороны необходимо было согласование по включению работ ассоциации «Элквант» в совместную научно-техническую программу Союза Беларуси и России «Обеспечение единого научно-технологического пространства». В Москве мы пошли на Старую площадь согласовывать программу. Н.С. Лидоренко зашел в кабинет чиновника и через некоторое время возбужденный вышел из кабинета, возмущаясь: «Он предложил мне сделать ему откат в 30%. Я ответил, что меня на работу принимал еще Лаврентий Павлович Берия, и на этом тема исчерпана». И уже обращаясь ко мне, он сказал: «Володя, пойдем отсюда, нам здесь делать нечего». Так коррупция работает против государства и прогресса.
          Николай Степанович все же надеялся, что ему удастся встретиться с Президентом Беларуси А.Г. Лукашенко, и через него выйти на Президента России В.В. Путина. Но этого не произошло. Он сетовал, что «Если бы эти идеи, да во времена Сергея Павловича Королева, то нам хватило бы 3…5 лет для подготовки экспедиции на Марс».
          В начале 2002 года я окончательно покинул Беларусь, организовал свою частную лабораторию под Брянском, родине моих предков, когда-то князей Трубчевских-Трубецких (по матери), тысячу лет назад, основавших город Трубчевск на перекрестке дорог из Руси в Европу.
          А в России с 2000 года началась настоящая «охота на ведьм» в науке. С созданием комиссии по лженауке при Президиуме РАН, исследования в области холодного синтеза и антигравитации были объявлены лженаучными. По моему убеждению, это проект ЦРУ, чтобы не допустить технологического развития России. В Беларуси также была создана подобная комиссия, которая задушила все работы по холодному синтезу, остановив экономическое развитие страны http://leonovpublitzistika.blogspot.ru/2011/09/blog-post_7334.html.
          Но, невзирая на происки врагов, уже на Брянщине я закончил работу над теорией Суперобъединения, которая была опубликована на английском языке в Англии (Кембридж, 2010) и Индии (2011). В 2007 году был запущен первый экспериментальный реактор холодного ядерного синтеза и антигравитационный квантовый двигатель (КвД).
          Сейчас наши работы поддержаны российским правительством. И я надеюсь, что российский полет к Марсу все же состоится. Мы сделали свое дело, подготовив научную и технологическую базу для нового поколения российских покорителей космоса.
          Ниже на стр. 9-11 приведен обещанный мною Протокол по ссылке:
          7 марта 2017 года
Статью скачать в PDF по ссылке:





воскресенье, 26 февраля 2017 г.

Природа ядерных и межъядерных сил в теории Суперобъединения как основа физики нанотехнологий



Nature of nuclear and internuclear forces in the theory of Superunification
as the basis of physics nanotechnology
Владимир Леонов
Леонов В.С. Природа ядерных и межъядерных сил в теории Суперобъединения как основа физики нанотехнологий. – Российский научный центр «Курчатовский институт». Сборник аннотаций докладов конференции посвященной 50-летию исследовательского ядерного реактора ИТР, 26-30 ноября 2007 года, Москва, с. 173.
Text  PDF:
https://drive.google.com/file/d/0B1gwB1O4JZNwYVRVVFFFcmQ0Y28/view?usp=sharing



Литература:
1.     Leonov V. S. Quantum Energetics. Volume 1. Theory of Superunification. Cambridge International Science Publishing, 2010, 745 pages. http://www.cisp-publishing.com/acatalog/info_54.html
2.     V.S. Leonov. Quantum Energetics: Theory of Superunification. Viva Books, India, 2011, 732 pages. http://www.vivagroupindia.com/frmBookDetail.aspx?BookId=7922
  1. Леонов В.С. Электрическая природа ядерных сил. – М.: Агроконсалт, 2001.
4.     Leonov V. S. Quantised structure of nucleons. The nature of nuclear forces. Chapter 5, CISP, 2010 [1], pages 352-420.